Главная Новости Леониду Болковскому сегодня 85!

Леониду Болковскому сегодня 85!

Леониду Болковскому сегодня 85!

20 октября легендарному музыканту, дирижеру Леониду Болковскому исполнилось бы 85 лет. О нем и об оркестре «Баянисты Екатеринбурга» очень много писали, говорили. Но в этот день мне захотелось рассказать о нем не только как об удивительном музыканте, но и как о самом прекрасном папе. Рассказать, каким он был, когда снимал концертный фрак.Марина Болковская«Война проходит, а музыка – вечна», – именно так часто говорил папа. И он знал, о чем говорит. Его детство прошло в небольшом украинском городе. В 1932 году дед Зиновий, как принято говорить современным языком, успешно работал дамским мастером. И в том, теплом октябре родился маленький мальчик. Его назвали Иосиф. Это уже потом имя Иосиф будут переделывать студенческие друзья на свой лад – Ося, Леся. И оно плавно перейдет в имя Леонид.Семья была самая обыкновенная. Время – сложное. В 41-м году началась война. Дед ушел добровольцем на фронт. Немцы наступали быстро. Что тогда делали с еврейскими семьями – рассказывать не нужно. Лишнее. Бабушке повезло. Взяв в охапку двух детей, она успела попасть в последний вагон поезда, который шел в Башкирию. Папа рассказывал, что помнил тогда только бесконечно щемящее чувство голода и звук бомбежек. Уже будучи взрослым, он не мог выкинуть хлеб в мусор и очень любил сгущенку. Это все было родом из того, голодного военного детства.

Но до Башкирии они не доехали. От голода папа заболел, и их сняли в Свердловске. Сюда вернулся и дед, который привез старый трофейный аккордеон. Дед, к слову сказать, очень любил музыку и мечтал, что его сыновья станут музыкантами. На каждый семейный праздник, я помню, как папа играл, дед и дядя пели на два голоса все, что можно было спеть.«Знаешь, как на Украине мы ели арбузы? С белой булкой», – вспоминал папа. Он с хрустом разрезал арбуз, отрезал большой кусок белого батона и ел так, что хотелось повторить снова и снова. Он не очень любил готовить, но все, что готовил – было невероятно вкусным.

Трофейный аккордеон сыграл огромную роль в судьбе папы. Он стал подбирать на слух, озвучивать фильмы. А чуть позже попал в детский оркестр, потом в музыкальную школу, потом – в училище им. Чайковского. Затем была консерватория. Потом преподавание в ней, множество концертов, выступлений сольно и в дуэте с Анатолием Трофимовым. Но всегда  самой большой его мечтой в жизни было создать свой оркестр. И он шел к этой мечте долго, 20 лет.А вот, что писали журналисты об его дуэте с Трофимовым: «Совместное музицирование дуэта баянов – Анатолий Трофимов, Леонид Болковский – началось еще в 1961 году. У этих музыкантов, разных по природе своего дарования, много общего. Оба они – люди ищущие и серьезно мыслящие, оба умеют ставить и полноценно решать ответственные творческие задачи, глубоко проникать в художественную сущность исполняемой музыки. Их отличают тонкий вкус, гибкая выразительность, большая музыкальность и, конечно же, отличный ансамбль. Причем в последнем, думается, следует усматривать не столько сыгранность музыкантов, сколько обстоятельство более высокого свойства – единство баянистов в понимании самой музыки».

Leonid_Bolkovskii
Сегодня Леониду Болковскому исполнилось бы 85 лет.

 

Музыка имела для папы огромное значение. Собственно, это была его жизнь. Неважно, репетировал ли он, играл, занимался в саду, рыбачил или писал партитуры – с ним всегда рядом была музыка. В первых числах декабря 2017 года он написал заявление об уходе с работы, а в конце января 2018 года – его не стало. Последний концерт дался особенно тяжело. До этого – две тяжелые операции, он уже плохо себя чувствовал. Но не пропустил ни одной репетиции. Не мог себе позволить сделать концерт хуже, чем было обычно.Этот концерт был его прощанием со зрителем. Это понимали те, кто знал, как он тяжело болел. А вообще коллектив Дворца молодежи помнит его самым оптимистичным, веселым человеком. Ему никогда не давали его возраст. Главный музыкальный коллектив Дворца  «Баянисты Екатеринбурга» сейчас носит имя Леонида Болковского. Это его детище, о котором он мечтал тогда. Далекий 1974 год – год создания коллектива. Кто мог предположить, что уже через несколько лет оркестр будет покорять международные фестивали во всем мире.

В оркестре папа собрал совершенно разные инструменты: аккордеон, баян, клавишные, ударные, гитара. Сколько проехал оркестр по разным странам – не сосчитать. Последние победы — звание лауреата IV Европейского конкурса аккордеонов (Прага), лауреата Первой премии Международного конкурса ансамблей и оркестров в Ланчиано (Италия).Меня, как это ни банально, тоже на десять лет затянуло в оркестр. «Поможешь чуть-чуть? Девочка заболела, а скоро концерт», – так прозвучало тогда приглашение. Я пришла туда в 14 лет, а ушла из оркестра в 24. Хотя бывших оркестрантов не бывает и это тоже какой-то удивительный талант папы – собрать вокруг себя тех, кто любит музыку. Просто так. Не за деньги, славу. А потому что любит.Его ученики и бывшие оркестранты часто приходят на концерты. Даже сейчас, когда нет маэстро. Приходят на кладбище. Там всегда цветы. Все, кто его знал, могут сказать, что более радостного и позитивного человека найти было сложно. Но при этом он был очень требователен в работе. Мог кричать и шуметь, если что-то было не так или когда видел, что кто-то ленится. «В оркестре должна быть диктатура дирижера», – так он как-то сказал. Но никогда не держал ни на кого зла. Просто не умел этого.

Его умение найти общий язык с любым человеком покоряло и одновременно злило. Даже в трамвае или автобусе он объединял вокруг себя совершенно разных людей. Это происходило как-то само собой. Тоже самое было в его профессиональной деятельности, на отдыхе. Его записная книжка просто распухала от количества контактов. В последние дни он никого не принимал из знакомых или друзей в гостях, говорил: «Запомните меня молодым». Не любил разные награды, конкурсы. Как-то раз насильно заставила его подать заявку на одну из городских премий. Он очень стеснялся. Но при этом мог зайти в любую административную дверь и попросить за своих учеников или что-то решить для оркестра. Помню, как на вручении премии губернатора Эдуард Россель особенно тепло отозвался о папе как о замечательном педагоге и музыканте. И как бесконечно приятно это было слышать папе. Как на одном из концертов первый министр образования Свердловской области Валерий Нестеров, который сам прошел путь от простого учителя истории до министра, сказал, что есть педагог от бога, есть музыкант от бога, есть просветитель от бога и все это Леонид Болковский. Они очень тепло относились друг к другу.

Именно тогда стали проходить первые елки для детей-сирот, где каждый год играл оркестр «Баянисты Екатеринбурга». Папа дирижировал сам. С утра до вечера он работал так, как будто это были не просто выступления для детей на елках, а серьезный концерт в филармонии.Хотя в филармонии оркестр выступал не менее часто. Городов в области, где проходили выступления коллектива, не сосчитать. Играли в больших залах, маленьких клубах. И неважно, какая публика и где находится сцена, для папы на первом месте было, чтобы уровень концерта был высоким, а человек ушел довольным. Зрители на его концертах – это особенная история. Не знаю, какой магией он обладал, но на каждом концерте люди бисировали по 20-30 минут, не отпуская ни дирижера, ни музыкантов.

– Какая музыка для тебя хорошая? – спросила его однажды.– Хорошая музыка та, что трогает душу. Это может быть и классика, и джаз, и поп-музыка. Но главное, чтобы в ней была душа и мелодика. А на баяне играть можно, что угодно: от «Адажио» из балета «Щелкунчик» Чайковского до песни «Атас» группы «Любэ».С «Адажио» была интересная история. Я долго ныла, прося папу сделать аранжировку Чайковского. «Это сложно. Некогда. Сейчас делаю другое», – отмахивался он. Но все-таки сделал. И каждый раз, когда я слушала оркестровое исполнение «Адажио», мурашки бежали по спине. Музыка – та, что трогает душу.

Удивительные музыканты играли с оркестром. Это и талантливейшие вокалисты, баянисты, пианисты. Не ошибусь, если скажу, что центром вдохновения был Леонид Болковский. Как-то раз, он повел меня в оперный, на «Бориса Годунова». Там пел Гарри Агаджанян. Перед началом папа рассказывал о самой опере, о главном герое, конечно, о замечательном певце. И когда начался спектакль, он как будто сам стоял за дирижерским пультом. Просчитывал каждый такт, ловил каждую ноту. Это его удивительное умение – растворяться в музыке, в колдовстве оркестра.В одном интервью он сказал: «У нас даже есть диплом «Славим Екатеринбург». Мы побывали в 13 странах мира: трижды в Германии, трижды в Италии, в Китае, в Болгарии, Румынии, Венгрии… И везде объявляют, что мы из Екатеринбурга. Мне предлагали уехать в Германию, но я как-то уже прилип к городу. Я ведь здесь всю жизнь. Для того, чтобы организовать оркестр на новом месте, нужно время, а время бежит…» Время бежало для него стремительно. Не помню, чтобы он лежал на диване. Он всегда был в действии: писал партитуры, рыбачил – это было его самое любимое хобби как зимой, так и летом, занимался с детьми или репетировал. Казалось, что в сутках у него не 24 часа, а гораздо больше.

А еще он был самым замечательным папой в мире. Я всегда это чувствовала и чувствую сейчас, когда он, вероятно, репетирует свой новый концерт в небесном зале, потому что, уходя, он оставил свет, который не гаснет.Леонид Зиновьевич Болковский был удостоен звания заслуженного работника культуры РФ, стал лауреатом премий «Признание» и губернатора Свердловской области, награжден медалью «За заслуги перед Отечеством» II степени. Создатель и художественный руководитель оркестра «Баянисты Екатеринбурга».

Фотографии из семейного архива

Источник: Культура Екатеринбурга — афиша, новости, репортажи 

Марина Болконская
20.10.2021