Если вам нужна помощь Помочь сейчас

Главная Новости «Если ищут еврейский центр — звонят нам»

«Если ищут еврейский центр — звонят нам»

«Если ищут еврейский центр — звонят нам»

Ирина Гуткина — директор екатеринбургского еврейского благотворительного фонда «Менора»  о своих подопечных, волонтерах, попечителях и богатстве уральской природы

Ирина Гуткина

– Как вы пришли к еврейству и к работе в вашей организации?

– Я родилась в еврейской семье, у нас не было возможности стать кем-то другим, мы были всегда евреями. В 1991 году в Нижнем Тагиле появилась еврейская библиотека, и вот эта еврейская библиотека стала звонить, как в то время было принято, взяв еврейские фамилии из телефонных книг: «Слушайте, не хотите прийти за книжками?» Я пришла за книжками. И так и осталась в этом своем судьбоносном хобби, которое теперь уже является моей профессиональной деятельностью. Из Тагила в Екатеринбург меня позвали в 2013 году. И с этого времени я являюсь директором Екатеринбургского еврейского культурного центра «Менора», который за эти годы стал еще и благотворительным центром, после того как программы хеседа «Хэсэд-Менора» естественным образом перешли в общинный центр «Менора». Сегодня мы межрегиональный благотворительный общественный фонд.

– Как у вас формируется совет попечителей? Кто эти люди и как вы их привлекаете?

– Мне кажется, мы привлекаем реальной работой. Мы работаем много, делаем много для самых разных групп. Большая лига волонтеров, большой блок социальной помощи, великолепные выездные летние программы для детей, для семей, вся текущая деятельность. И мы максимально рассказываем людям про это честно, открыто, выкладывая все цифры и объясняя все поступления, — и мы это делаем не только для того, чтобы отчитаться перед Министерством юстиции Российской Федерации. Но в большей степени для того, чтобы община видела, знала, что мы делаем. Потому что нам важно получать помощь от тех людей, которые разделяют с нами ценности.

– Ваши попечители в основном жертвуют на какие-то конкретные проекты?

– Конечно, проще собирать на конкретный проект. И наш отдел развития, отдел фандрайзинга, очень много делает в открытом информационном пространстве, соцсетях, на сайте. У каждого проекта есть свой прогресс-бар. Конечно, люди дают больше там, где они больше понимают, где ближе их мироощущению. Поэтому кто-то больше дает на фестиваль, кто-то — на уход на дому, кто-то — на горячее питание. Если сравнивать с прошлым годом, в этом году выросла минимальная сумма пожертвования. В 2021 году это были 100–200 рублей, а в этом 500 рублей. Конечно, есть те, кто дает больше — и существенно больше.

– Как вас находят новые участники ваших программ?

– Много новых людей появляется через наши отдельные проекты: загородные, детские, Menora Camps. И через семейный лагерь, и через фестиваль. И конечно, этому способствует наша информационная открытость. Потому что когда сейчас набираешь в интернете, то «Менора» появляется в первых строчках. Соответственно, если ищут еврейский центр, звонят нам. Если знают, что нужна помощь, звонят нам. Наш сайт открыт для всех, со всеми вкладками, что вот тут можно получить помощь. О нас размещают информацию федеральные каналы, СМИ, JewLife.

– Какого возраста ваш основной контингент?

– У нас сейчас такой симбиоз программ офлайн и онлайн, поэтому не могу сказать, что больше пожилых. Больше молодого возраста, подростков, много чудесных людей среднего возраста, которые, как правило, осознанны, они приходят, потому что хотят что-нибудь понять. И это уже сообщество, одна семья. У нас вообще многие говорят, что «Менора» — это как семья, такой дом, в который приходишь, здесь хорошо, безопасно, уютно. Поэтому, как в доме, у нас есть и те, за кем мы ухаживаем, переживаем. Есть те, кто готовы учиться, развиваться, думать, становиться современными евреями.

– Как вы набираете сотрудников и патронажных работников? Просто по объявлениям? Для вас важно, имеют ли они отношение к еврейской общине?

– Если не считать патронажных работников, то у нас больше тех, кто имеет отношение к еврейской общине. Если же говорим о патронажных работниках, это трудно сказать: у нас их очень много, я их национальность не проверяю, потому что мне важнее, чтобы они могли оказывать помощь. Но я хочу сказать, что мы их обучаем не только патронажной помощи. Мы им объясняем, почему в эти дни нельзя что-то делать, а в эти дни можно. Мы не религиозная организация, но основополагающие вещи, связанные с нашей традицией, культурой, люди должны знать. А чтобы у них не было выгорания, у нас есть координатор патронажа. В этом также помогают выездные семинары неформального плана. И я хочу сказать, что все успехи «Меноры» — это успехи всех сотрудников.

– У вас получают помощь люди до четвертого поколения еврейства? А не евреи  только методическую поддержку?

– Пожилой человек любой национальности может онлайн подключиться и смотреть наши уроки, занятия от врачей, от специалистов-геронтологов… Это своего рода культурный обмен, это как раз, мне кажется, выстраивание партнерских взаимоотношений. Но есть вещи, конечно, такие, как социальная помощь, и они для евреев, это наша задача, это наша основная деятельность.

– Как у вас строится взаимодействие с городом? Есть какие-то общие программы и мероприятия?

– Конечно, например, Фестиваль современной еврейской культуры, который седьмой раз был в этом году. Он был придуман нами в 2016-м и задумывался для того, чтобы объединить еврейские организации и показать городу другую еврейскую культуру. Не лубочную, не стереотипную. Для того, чтобы нас лучше понимали. У меня глубокое убеждение, что чем больше знаний друг о друге есть, тем больше понимания и больше уважения. Есть еще проект «Еврейский Екатеринбург», который в том году был презентован городу. Мы делали его вместе с городским Музеем истории Екатеринбурга и Уральским федеральным университетом. Кстати, это был грант Российского еврейского конгресса. Мне кажется, мы сделали отличную работу, когда мы рассказали городу про историю евреев и на Урале, и в Екатеринбурге.

Кроме того, мы работаем с центрами соцобслуживания, с некоммерческими организациями, которые оказывают помощь самым разным слоям населения, например, пожилым. Мы обмениваемся опытом, мы учим тому, что мы уже знаем. Наши проекты побеждают в федеральных конкурсах, не еврейских, именно на федеральных конкурсах, которые как раз связаны с практикой помощи пожилым людям. Наш проект «Заботливая связь» входит в входит в 100 лучших практик Всероссийского отбора лучших практик активного долголетия 2021 года «АСИ-СМАРТЕКА», который поддерживает Минтруда Российской Федерации.

– У вас самой есть какой-то любимый проект, к которому лежит душа? Продолжить чтение —  ежемесячный русско-еврейский журнал  «Еврейская жизнь

20.10.2022